Идет загрузка...
Подождите!
Святые Хранители земли Тверской Патриарх Иов Святитель Арсений Священномученик Фаддей Нил Столобенский Макарий Калязинский Михаил Тверской Анна Кашинская
09.06.2009

А.И. Буркин. Иже на столпе жившему

Взыскующая о святом, небесном, измученная и истерзанная, в который уж раз за свою историю Россия обращает мысленный взор к подвижникам благочестия прошлых веков, призывая их на помощь в духовной брани дольнего мира. Среди сонма угодников Божиих каждое православное сердце находит себе близкого по духу подвижника и прилепляется к нему любовью. Выбор сей осуществляется не без Промысла Божьего.

Около двадцати лет я собираю материалы о преподобном Ниле Столобенском. Основой коллекции являются резные образы святого — наиболее распространённый иконографический извод селигерского чудотворца.

В середине девяностых Его Святейшество Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил меня на эту многотрудную исследовательскую работу.

Преподобный Нил Столобенский... Святой покровитель дивного селигерского края, откуда берёт начало великая Волга... Тот, кому посчастливится побывать в этих сокровенных местах, на всю жизнь полюбит их и будет потом постоянно стремиться сюда.

Нам неизвестна историческая этимология конкретного топонима «Столобное», «Столобный», «Столобенский», которым обозначался остров на озере Селигер, где подвизался преподобный Нил, а сейчас находится Нило-Столобенская пустынь. Но поскольку эти места с глубокой древности населяли именно славянские племена и все исторические окрестные топонимы имеют славянское же происхождение (Осташков, Рожок, Деревская пятина, Ржев, Селигер, Кравотын, Жабенский погост, Переволоцкое, Святецкое, Щучинское), то с уверенностью можно утверждать, что название острова происходит от славянского корня «столб» или «столп».

Во времена Нила этот остров был необитаем, хотя и расположен он вблизи материкового берега и неподалеку от деревни, которая существует и ныне. По рельефу остров Столобное имеет холмистую форму, но ярко выраженной каменной возвышенности, скалы, которую древние могли бы назвать «столбом» природным, там нет. Следовательно, некий столб или столбы, по которым получил название этот остров, были образованы искусственно, а происхождение этого топонима — культовое.

Свидетельства из Жития преподобного Нила Столобенского об особо яростных нападках бесовских полчищ на него указывают на то, что остров Столобное прежде был местом «нечистым». Однако преподобный Нил своим беспримерным подвигом столпничества, строгим постом и непрерывной молитвой, а главное — ангельским смирением одержал победу в этой невидимой брани и освятил это место.

Чтобы постигнуть духовную суть подвига преподобного Нила Столобенского, остановимся на житии одного из величайших раннехристианских восточных святых — Симеона Столпника (?-459). Именно после служения Симеона этот вид подвижничества — столпничество — приобретает своих редких последователей, ибо по своей тяжести он стоит особняком даже среди монашеского делания, направленного всецело на умерщвление, истончение плоти и укрепление духа.

Вот как, по описанию блаженного Феодорита Кирского, происходило «восхождение на столп» преподобного Симеона.

«С того времени, как он пробыл сорок дней без пищи, вот уже двадцать восемь лет он ежегодно в Святую Четыредесятницу постился подобным же образом: время и постоянное упражнение облегчили для него этот труд. Первые дни этого поста он обыкновенно проводил в стоянии и псалмопении; потом, когда тело, вследствие голода, не могло более переносить стояния, совершал служение Богу сидя, а в последние дни даже ложился.

Истощаясь и утрачивая мало-помалу физические силы, Симеон вынужден бывал прилечь и лежал иногда полумёртвый. После же того, как он начал подвиг столпничества и решил никогда уже не сходить со столпа, он придумал особый род стояния. Прикрепив к столпу перекладину и привязав себя к ней, старец таким образом проводил сорок дней. Впоследствии же, получив свыше ещё большую благодать, он не нуждался уже в таком приспособлении и стоял сорок дней, не вкушая пищи, но подкрепляемый ревностью и Божией благодатью. Итак, проведя, как я говорил, три года в домике, Симеон поселился на известной всем вершине горы и приказал обнести себя кругом стеной; затем, достав железную цепь в двадцать локтей, один конец её приковал к большому камню, а другой привязал к своей правой ноге, чтобы нельзя ему выйти было за пределы стены, даже если бы он и захотел. Постоянно устремляя взор свой к небу, Симеон созерцал то, что превыше небес, и узы железа не препятствовали полёту его мысли. Но когда дивный Мелетий, которому был поручен надзор над приходами в окрестностях Антиохии, — муж, отличавшийся мудростью и рассудительностью, украшенный прозорливостью, — сказал, что железо не нужно, когда воля в состоянии наложить на тело узы мысленные, Симеон охотно прислушался к его словам и, призвав кузнеца, приказал расковать его узы. Когда повсюду распространилась молва о великом подвижнике, к нему со всех сторон стали стекаться жители не только соседних местностей, но и обитатели областей, отстоящих от места его подвигов на много дней пути.

Когда число приходивших к преподобному отцу слишком приумножилось и все старались прикоснуться к нему, получить от него благословение и взять какую-нибудь частичку кожаных одежд его, он, считая столь великую почесть неуместной для себя, а с другой стороны, обременяясь неудобствами подобного образа жизни, решился на новый подвиг — подвиг стояния на столпе.

Сначала он поставил столп высотой в шесть локтей, потом — в двенадцать, затем — в двадцать два, а ныне — в тридцать шесть, постепенно возвышаясь таким образом к небу и отдаляясь от земных сует. Я верю, что подобное стояние устроилось не без воли Божией. Словно светильник, поставленный на подсвечнике, Симеон повсюду распространял лучи, подобно солнцу.

Проводя жизнь в таких трудах, подвижник не оставляет попечения и о Святой Церкви: то он сражается против нечестия язычников, то сокрушает дерзость иудеев, то рассеивает сборища еретиков; иногда пишет послания об этом самому Царю, иногда в начальствующих возбуждает ревность по Богу, а иногда убеждает и самих пастырей церквей, чтобы они проявляли больше заботы о своей пастве.

И после кончины своей Симеон остался непреклонным: душа его взлетела на небо, а тело даже тогда не упало, но продолжало прямо стоять на месте подвигов, как непобедимый борец, старающийся не касаться земли ни одним из своих членов. Так победа пребывает вместе с подвижниками Христовыми и после смерти» (Феодорит Кирский. История Боголюбцев с прибавлением о божественной любви. М., 1966. С. 267-270, 275, 276).

Таким образом, преподобный Симеон в своём общественном служении людям постепенно как бы восходит на всё большую и большую социальную высоту, своеобразную мысленную гору, с которой ему виден и каждый человек у её подножия, и целые народы и государства, теряющиеся вдали у линии горизонта.

В исследовании иеромонаха Алексия (Кузнецова) «Юродство и столпничество» говорится, что столпничество «представляло новый вид добровольного мученичества, и возникло-то оно как раз тогда, когда прекратился подвиг мученичества. Оно есть как бы продолжение его. Что совершили святые мученики, то довершили святые столпники.

Восходя на столпы и переходя постепенно с низших на высшие, святые столпники как бы по лестнице восходили от совершенства к совершенству и, живя между небом и землёй, «оныя устраняяся, к сему же приближаяся плотию и духом», сообразно со своим назначением стремиться к высшему, духовному, невидимому, — они заблаговременно переносили туда и ум свой, и сердце. Вся жизнь их служила постоянным оправданием апостольского речения: елико внешний человек наш тлеет, толико внутренний обновляется (ср.: 2 Кор. 4, 16). В лице их дух является торжествующим над плотию; всё, что от плоти и крови, служило в них духу, — оттого все аскетические подвиги святые столпники совершали в ином естестве. В лице их очищенная и возвышенная над всем дольним духовная наша природа достигала такого совершенства, что ещё здесь, на земле, обнаруживала своё бесподобное величие и делалась способной к ближайшему общению с Самим Богом. Служение святых столпников справедливо можно назвать предстоянием пред Богом, разумея это предстояние в самом точном смысле слова. Стоя между небом и землёй, они призывали Бога, славословили Его, от земли вознося ко Господу молитвы за всех, а с неба низводя на людей Божие благословение» [Иеромонах Алексий (Кузнецов). Юродство и столпничество. Религиозно-психологическое исследование. СПб., 1913. С. 277, 280-281].

Подвиг Симеона совершенно исключителен, необычен. Столпничества ещё не знала тогда богатая формами христианская аскеза. По-видимому, Симеон был его изобретателем (это утверждает и Евагрий в «Церковной истории»). Как всё новое, эта форма подвижничества была встречена враждебно. Мы слышим о недовольстве египетских и месопотамских монашеских кругов. Блаженный Феодорит говорит о «столпе, презираемом любителями злословия», старается оправдать и объяснить его значение. Новшеством, как юродством, Бог часто привлекает к себе сердца людей.

Внимательно вчитываясь в Житие Симеона, кажется, начинаешь понимать суть столпничества. Столп — точка скрещения двух путей. Один из них, ищет пространственного стеснения, в недвижности тела обретая свободу духа. Этот путь логически мог бы привести к затвору, к яме — а мы действительно видим, что Симеон испробовал и яму, и затвор. Он не удовлетворился ими. Почему? Не потому ли, что, отказываясь от земли, он не желал отказаться от неба — от видимого неба, которое вдохновляло его на молитву?

Столп Симеона — не орудие пытки; его значение выходит за пределы аскетики. Символ столпа — молитвенный символ недвижности и вместе окрыленности возносящейся к Богу души.

Повествуя о юных годах Симеона, сирийское Житие сообщает о его многодневном неподвижном пребывании в храме: «С утра до вечера он стоял на коленях, а с вечера до утра молился стоя. Когда он долгое время вел такую жизнь, его сверстники начали следить, передвигает ли он ноги и сходит ли с того места, на котором стоит. Но никто не заметил этого». Жизнь Симеона была сплошной молитвой, и аскетизм нечеловеческий был подчинен этому содержанию. Какой аскетический смысл может иметь многократное увеличение столпа? Удаляясь от земли, как бы приближая влекущее небо, столпник создаёт, как ни странно это прозвучит, эстетическую обстановку для молитвы.

Но и взойдя на столп, он не убежал от людей. Вокруг столпа, внутри ограды всегда ожидает многочисленная толпа. И святой Симеон отдаёт им, как бы расплёскивая переполненную молитвенную чашу, три часа своего дня.

Симеон Столпник в суровости своей аскезы характерен не для всего христианства. Русская Церковь воспримет подвиг святого, Запад же решительно отвергнет столпничество как форму законной аскезы. Современный католик, говоря о столпничестве, не может не находить его «слишком шокирующим на наш западный взгляд» (Г.П. Федотов. Святая Геновефа и Симеон Столпник. Альфа и Омега. № 4. М., 1996. С. 149-155).

Святая Русь восприняла традицию столпничества и просияла миру своими подвижниками. Среди них — святитель Кирилл Туровский, который, не довольствуясь отшельничеством, заключил себя в столп. Обычай спасаться на «столпах» по примеру Симеона Столпника существовал у нас до XIII века. Столп Кирилла не был столпом в собственном смысле, как у греческих столпников-стилистов; это был род маленькой столпообразной башни с жильём внутри. Следовательно, это было такое уединённое жилище, в котором затворившийся не только мог отдаться молитве и самоиспытанию, но и заниматься чтением и изучением Священного Писания, усугубляя этим затворнические подвиги.

В одно и то же время со святым Кириллом Туровским жил и другой подвижник — столпник Никита Переславльский.

Родился он в Переславль-Залесском, там был и воспитан. Достигнув совершенного возраста, он жил неправедно, но, при всём том, в нём не угасла искра страха Божия. Она воспылала при чтении слов из Книги пророка Исайи: Измыйтеся и чисти будете, отъимите лукавства от душ ваших. Поражённый сими непреложными истинами Священного Писания, Никита оставил мир и пришёл в обитель, отстоящую от города Переславля в трёх верстах, где возложил на себя железные вериги и избрал для уединённого пребывания столп. Там, молясь о грехах своих, принял он венец мученика.

Святой угодник Никита был убит людьми, которые сочли железные вериги преподобного, от времени обтёршиеся и получившие блеск, серебряными и, желая воспользоваться ими, лишили его жизни. Время кончины преподобного Никиты полагают около 1189 года (по другим источникам, он скончался в 1186-м). Мощи святого были обретены в 1556 году. Они почивают ныне в том же монастыре под спудом в медной позолоченной раке в каменной церкви святого великомученика Никиты, в которой устроен и придел Никиты Столпника.

Для духовного взора очевидна связь двух святых: великомученика Никиты Столпника и преподобного Нила Столобенского. Нетленные мощи первого являются миру почти в то же самое время, когда Господь призывает к Себе послужившего Ему верой и правдой Столобенского подвижника.

Кратко сообщим вехи его Жития. Преподобный Нил Столобенский родился в Новгородской области в Жабенском погосте в Деревской пятины. О родителях его ничего не известно. Иноческий путь святой подвижник начал в 1505 году в обители преподобного Саввы Крыпецкого, потом жил в пустыни в Ржевском уезде близ реки Черемхи. Однажды в полусне он услышал голос, повелевавший ему искать убежища на озере Селигерском. Преподобный отправился к указанному месту. Он поселился на острове Столобное, в семи верстах от города Осташкова; там выкопал пещеру, устроил келью и часовню. В этом уединении он прожил 27 лет по обету совершая подвиг нележания на ребрах и поучая приходящих смиренному и доброму житию. Преставился преподобный Нил 7 декабря 1554 (по другим источникам -1555) года, ископав могилу для себя своими руками. После кончины преподобного слава о святости подвижника привлекла в его запустелую келью монашествующих. Игумен Антоний и иеромонах Герман поставили над могилою Нила молитвенную храмину и гробницу, а потом в 1594 году сей же Герман и некто странник Борис Холмогорец построили там церковь во имя Богоявления. С этого времени учредилась там обитель под именем Ниловой пустыни. Впоследствии Царь Алексей Михайлович, по прошению архиепископа Сибирского и Тобольского Нектария, жившего на покое в сей Пустыни, повелел строить каменную соборную церковь. При копании рвов 27 мая 1667 года были обретены нетленными мощи преподобного Нила после 112-летнего лежания их в земле. Они были положены в монастырской соборной церкви в серебряной позолоченной раке, устроенной в царствование Феодора Алексеевича головою московских стрельцов Георгием Лутохиным. Церковь совершает память преподобного Нила 27 мая (9 июня по новому стилю), в день обретения мощей его, и 7(20) декабря — день его успения; летом, установлен крестный ход в Ниловскую пустынь из города Осташкова.

До переворота 1917 года Пустынь как по великолепию строений, так и по многочисленному стечению народа, туда притекавшего, почиталась знаменитейшею; на содержание её отведено было грамотами разных царей 4769 десятин земли. В 1775 году в ней была учреждена архимандрия с 30 монашествующими. Издавна было заведено в Ниловой обители безмездное странноприимство, на что и употреблялась ежегодно значительная денежная сумма. Приходящие странники и богомольцы принимались в особенно устроенных для этого гостиницах и довольствовались потребным.

По своему рождению и местам своего подвижнического жития преподобный Нил Столобенский тесно связан и с Новгородской и Тверской землей, а после преставления его небесное служение распространилось и на Московию, а позже — на Петербург. Преподобный оказывается теснейшим образом связан с центральными землями, объединявшими воедино Российское государство в ту или иную эпоху.

Воспроизведём по имеющимся источникам летопись Пустыни о событиях, последовавших после праведной кончины селигерского столпника.

«По разнесшемуся повсюду слуху о богоугодном житии преподобного Нила и проистекающих от гроба чудесных исцелениях, многие из окрестных и дальних стран монахи и миряне стали приходить на остров сей, на котором и жили по нескольку времени. Наконец прибыл и некто иеромонах Герман. В часовне, при гробе преподобного Нила, он нашёл живущего там мирянина, родом из Холмогор, по имени Борис Козмин. К ним присоединилось вскоре еще несколько братии. И так как число братии таким образом умножилось, то вышеупомянутые иеромонах Герман и Борис Козмин, с общего всех совета, по благословению митрополита Новгородского Александра, при помощи благочестивых христиан, в 1594 году построили на острове первый деревянный храм во имя Богоявления Господня, с приделом Василия блаженного. Немного спустя построена была другая деревянная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. А часовня, в которой под спудом лежали мощи преподобного Нила, оставалась на прежнем своем месте.

Монахи и миряне стекались прежде всего на остров для того только, чтобы поклониться почивающему там угоднику Божию, Нилу преподобному; но видя сооруженные уже около его часовни церкви, начали притекать с тем, дабы на острове и жить постоянно.
Для этой цели стали они строить себе небольшие деревянные кельи; потом кельи были обнесены деревянной оградой; и таким образом на острове между 1594 и 1599 годами составилось иноческое общежитие, которое впоследствии было названо по имени преподобного Нила Пустынею Ниловою, или Ниловскою.

Задолго до общецерковной канонизации святость, духоносность селигерского столпника почувствовали не только окрестные простолюдины и монахи близлежащих монастырей, которые вскоре стали почитать преподобного Нила местным святым, но и первый русский Самодержец, венчанный на Царство по древнему византийскому чину, Иоанн IV Васильевич Грозный. На его домовой иконе с изображением Спаса, преподобных Макария Калязинского, Ефрема Новоторжского и святой мученицы Параскевы есть и образ святого Нила Столобенского. О том, что именно эта икона являлась иконой государевой, свидетельствует надпись на ее обратной стороне: «Сему образу молитца Царь Иоанн Васильевич» (Древности. Труды Московского археологического общества. Т. IV. М., 1874. С. 82).

Число нилопустынских монахов в 1599 году неожиданно увеличилось после прибытия сюда из Тверского Вознесенского Оршина монастыря двух иеромонахов Иова и Нифонта, оказавших обители великие услуги.

«Иов и Нифонт были иконописцами. Разведав подробно черты лица преподобного Нила от старцев, знавших угодника Божия ещё при его жизни, они написали на доске первую его икону.

Вслед за иеромонахами Иовом и Нифонтом в том же 1599 году прибыл в Пустынь монах Нектарий, человек, обученный российской грамматике и по тогдашнему времени некоторым словесным наукам. Этот честный и благоразумный своим поведением инок трезвой и целомудренной жизнью приобрёл себе за двадцатилетнее пребывание в обители такую любовь, почтение и уважение, что всею братнею был избран, а митрополитом Новгородским Иоакимом рукоположен во игумена Пустыни. И так Нектарий стал первым настоятелем обители со званием игумена.

Нектарию в 1628 году случилось быть по некоторым монастырским надобностям в царствующем городе Москве. А так как в столице уже известна была Нилова пустынь, то Нектарий и представлен был некоторыми особами, служившими при Дворе, царствовавшему тогда благочестивейшему Государю Михаилу Феодоровичу. Поднесши, в благословение от обители своей, просфору и хлеб, Нектарий между прочим изрёк: «Бог молитвами угодника Своего преподобного Нила, Столобенского чудотворца, да дарует тебе, благочестивый Царю, сына и наследника царствию твоему! Аз же недостойный, со всею вверенною мне обителию, не престану умолять Благость Его о целости твоей державы и твоего наследия». И когда это благожелание Нектария исполнилось в 1629 году, он стал восприемником новорожденному Царевичу Алексею Михайловичу.

Таким образом, имя преподобного Нила Столобенского и судьба основанной на месте его подвижнического жития монашеской обители с той поры стали неразрывно связаны с восшедшей на Российский престол новой царствующей династией — Романовых.

После этого случая Нилова пустынь стала известной Всероссийскому Царскому Двору, от которого и излились на неё богатые милости. От Царя посланы были тогда для церкви разные священные сосуды, одежды, книги и другая необходимая утварь, а на содержание обители единовременно последовало немалое денежное подаяние.

Игумен Нектарий вскоре, именно в 1634 году, по царскому повелению был произведён в архиепископа Тобольского и Сибирского. Но, пробыв в епархии не более пяти лет, архипастырь постоянно просил Царя Михаила Феодоровича об увольнении в Нилову пустынь на обещание, на что и получил благословение в 1640 году. Переселившись сюда, сердечное имел своё и общее с братнею обители, равно и со всеми чтителями памяти преподобного Нила, желание обрести и открыть мощи преподобного Нила чудотворца, чего наконец и достигли они следующим образом.

Несколько лет спустя по восшествии на Всероссийский престол Царя Алексея Михайловича, архиепископ Нектарий, в надежде на духовное с сим Государем родство, отправясь в Москву, предстал пред лицем Монарха и самыми основательными представлениями испросил у него дозволение, со знатною денежною суммою, на построение здесь каменной церкви вместо прежней деревянной. Сумма отпущена была тогда же в обитель, но Преосвященный Нектарий по некоторым обстоятельствам замедлил в Москве, сделался болен и, по достодолжном христианском напутствовании, скончал течение благочестивого и богоугодного жития своего января в 15 день 1666 года 80 лет от рождения своего. Тело святителя, отпетое в Москве, препровождено по завещанию его в Нилову обитель, где и погребено.

Настоятель обители игумен Герман Второй, получив всемилостивейше пожалованную от Царя Алексея Михайловича на каменное церковное строение сумму, получил вместе от Новгородского митрополита Питирима и благословение деревянную Богоявления Господня церковь, существовавшую семьдесят три года, разобрать, чтобы на месте оной воздвигнуть каменную. При сём случае усмотрели, что нужно было разобрать и часовню, в которой почивали под спудом мощи преподобного Нила. Разобрав оную, стали по плану для новой церкви копать рвы и приблизились с левой стороны ко гробу преподобного на расстояние не большее, как один аршин. Это было в 1667 году мая 27 числа. Земля против гроба преподобного Нила вдруг тогда сама собою обрушилась, и мощи его, кроме согнившего гроба, открылись нетленными, находившись в земле со времени погребения до обретения сто одиннадцать лет, пять месяцев и двадцать дней.

Обрадованный сим случаем, игумен Герман с братиею немедленно донёс о том Царю Алексею Михайловичу и Новгородскому митрополиту Питириму, который вскоре прислал и грамоту, чтобы после надлежащего мощей освидетельствования взять их из земли и, по подобию прочих российских святых, положив в новую раку, покрыть покровом новоявленному же угоднику Божию, сочинив надлежащую службу, память обретения святых мощей его праздновать ежегодно майя месяца в двадцать седьмой день. Сие все тогда неопустительно исполнено, и мощи преподобного поставлены на время в оставшейся ещё деревянной церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

На протяжении всего царствования династии Романовых не оставляли Августейшие ктиторы своими милостями Нилову пустынь. Первый между благотворителями был благочестивейший Царь Алексей Михайлович. От Августейшего сего Монарха в тот же год, как освящалась церковь, присланы были в обитель священные сосуды, одежды и прочая церковная утварь, еще ж и колокол в семьдесят пудов весом, который с прибавлением меди перелит после и находится ныне на колокольне, весом до трехсот пудов.

Примеру благочестивейшего предка своего в отношении к обители подражали и все благочестивые его преемники. Именно: в 1680 году благочестивейший Царь Феодор Алексеевич, вместо пожалованного дедом его, Царем Михаилом Феодо-ровичем, отпуска хлеба и харчевых припасов, приказал отпускать в Нилову обитель по четыреста рублей ежегодно. Сверх того пожаловал на озере Ильмень рыбную ловлю в два невода и полупустошь Погорелое. А в церковь пожаловал Евангелие на полуалександрийской бумаге, обложенное гладким позлащённым серебром с такими же изображениями евангелистов, и богатые священные сосуды со всем прибором, серебряные, позлащённые с чернью.

Царь Иоанн Алексеевич всемилостивейше отдал во владение обители лежащий близ неё остров Городомлю, а также светицкую землю и рыбную ловлю на озере Селигере в два челна.

В 1698 году Государь Император Петр Великий высочайше пожаловал во владение монастыря два озерка: Серемо и Тихмино с речками Серемхою, Каменкою и Тихминкою.

В 1759 году благочестивейшая Государыня Императрица Елизавета Петровна всемилостивейше благоволила пожаловать обители грамоту за подписью Правительствующего Сената, на пергамене, на все вообще дачи, то есть как на пожалованные от всех царствовавших прежде великих Государей Всероссийских, так и на пожертвованные обители от разных знаменитых особ и помещиков.

В 1820 году Императором Александром I в бытность его в Пустыни была пожалована панагия с правом возлагать оную на себя настоятелям при священнослужениях.

Хранились в обители две водосвятные серебряные чаши, из них одна весом в 10 фунтов, гладкая, с надписью, по местам вызолоченная, пожалована в 1680 году Царём и Великим Князем Феодором Алексеевичем; а другая чаша, малая, весом в 2 1/2 фунта, пожалована Государынею Царевною и Великою Княжною Екатериною Иоанновною.

Также одно из монастырских Евангелий было в 1680 году пожаловано Царём и Великим Князем Феодором Алексеевичем.

Тихвинская икона Богоматери была прислана в 1670 году из Москвы Царём Алексеем Михайловичем к освящению новоустроенного тогда в Ниловой пустыни первого каменного соборного храма. На этой иконе риза, венец и поля серебряные, чеканной работы, позлащённые.

Из общего количества 158 священнослужительских облачений семь риз пожалованы от Высочайших Особ: три ризы Императрицей Екатериной II, одна риза Великой Княжной Марфой Матвеевной, две ризы Великой Княжной Натальей Кирилловной и одна Императрицей Елизаветой Петровной.

И таких примеров Монаршей милости сменявших друг друга на Российском престоле Государей и Государынь из династии Романовых множество хранит летопись Нило-Столобенской пустыни» (Историческая записка о Ниловой пустыни. Тверь, 1853. С. 5-11, 19-23, 31).

Велико было духовное влияние преподобного Нила Столобенского и основанной по его пророческому предсказанию монашеской обители на благочестивый народ православной России. Даже годы богоборческой власти не смогли его поколебать.

Нилова пустынь по своему географическому положению находится посредине между Москвой и Петербургом. Это обстоятельство и наложило своеобразный отпечаток на судьбу обители. Даже в архитектуре монастырских храмов можно обнаружить стилистическое влияние обеих столиц. Весь остров ныне окружён гранитными набережными, точно маленький Петербург. Это похоже на реки и каналы Северной Пальмиры, одетые в камень. Также и храм Воздвижения Честнаго Креста Господня в западной части острова Столобное построен на средства известного петербургского купца и ктитора Саввы Яковлева, который был уроженцем города Осташкова. От простого крестьянина он вырос до купца-миллионщика, а затем даже выслужил дворянство. Был строителем храма Успения Пресвятой Богородицы, что на Сенной площади в Санкт-Петербурге, разрушенного в 1961 году. Здесь видно духовное влияние Ниловой пустыни на северную столицу в «обмен» на архитектурное влияние Петербургских зодчих на облик возводимых в обители церквей.

С другой стороны, многие древние храмы монастыря воплощают собой древнерусскую традицию первопрестольной: приземистые, с толстыми стенами XVII, некоторые начала XVIII века.

В былые годы в Петербурге существовало большое тверское землячество. О важности этого землячества, члены которого много жертвовали на строительство петербургских храмов, говорит уже один тот факт, что духовником землячества был святой праведный отец Иоанн Кронштадтский.

В конце XIX — начале XX века монастырь становится средоточением общероссийских попыток возродить систему школьного образования на православных основах. Речь идет о знаменитых школьных походах в Нилову пустынь из известной школы Сергея Александровича Рачинского в имении Татьево Бельского уезда нынешней Тверской области.

Школа С.А. Рачинского стала первой ласточкой, где опробовались освящённые традициями новые принципы воспитания подрастающего поколения. По повелению Государя Императора Александра III и стараниями Обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева опыт школы С.А. Рачинского распространился на всю Россию. В столице была организована церковно-учительская школа, которая готовила кадры для подобных провинциальных школ Империи.

И в этом видится ещё одно проявление духовного влияния преподобного Нила на жизнь земного Отечества нашего.

Гремящие над Россией многовековые очистительные грозы вспышками своих молний только ярче высвечивают согбенную фигуру смиренного, никогда не дремлющего селигерского столпника, несущего свою крестную вахту на державном корабле. Его взор устремлён ко Господу, открывающему грядущие судьбы многострадального Отечества. Наши взоры прикованы ко святому.

ИЗ ПЕРВОСВЯТИТЕЛЬСКОГО СЛОВА ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ II

Святые мощи преподобного Нила Столобенского для земли Тверской имеют такое же значение, как и для всей Русской Православной Церкви. Это подвижник веры и благочестия, это молитвенник Земли Русской. К нему, в Нилову пустынь, приходили паломники со всей России, для того, чтобы поклониться, попросить молитвенного предстательства этого великого угодника Божия перед Престолом Господним.

Будем просить молитвенного предстательства преподобного Нила Столобенского за землю Тверскую, за Отечество наше, за всех, кто сегодня является участниками перенесения его цельбоносных и святых мощей.

Я убеждён, что общая церковная молитва, которую мы возносим, будет принята и Господом, и услышит её преподобный Нил Столобенский, святое перенесение мощей которого мы сегодня совершаем.

С праздником всех вас, с великим событием не только для Тверской земли, но и для Вселенского Православия.

Автор:
© А.И. Буркин, кандидат искусствоведения



Copyright 2009 УК “РегионИнвест”

Создано:
По вопросам, связанным с деятельностью сайта
и сотрудничеством, обращайтесь:
E-mail: 343738@mail.ru