Идет загрузка...
Подождите!
Святые Хранители земли Тверской Патриарх Иов Святитель Арсений Священномученик Фаддей Нил Столобенский Макарий Калязинский Михаил Тверской Анна Кашинская
09.06.2009

И.Г. Пономарева. Преподобный Макарий Калязинский

Преподобный Макарий, Калязинский чудотворец, известен как основатель и игумен Троицкого монастыря, располагавшегося на северо-востоке Тверского великого княжества в устье р. Жабни (Жабны), правого притока Волги. Позднее за монастырем закрепилось название Троицкий Макарьев Калязин (Колязин) монастырь.

К материалам, сохранившим сведения о преподобном Макарии Калязинском, в первую очередь следует отнести так называемую «Записку о Макарии Калязинском», его житие, рассказ об обретении мощей и чудесах. Текст рукописных вариантов собственно жития преподобного Макария Калязинского до сих пор не опубликован, но в XIX в. было издано несколько составленных по разным источникам его житий1.

Преподобный Макарий (в миру — Матвей) родился в Тверском великом княжестве, в с. Гридково2 (позднее стало называться Кожино3), в 198 верстах от Твери, на правом берегу реки Кашинки. В 1881 г. члены Тверской ученой архивной комиссии посетили его родину. Правитель дел комиссии И.А.Виноградов в своем описании поездки в Кожино упоминает «заметную тропинку», пролегавшую от берега до сельской церкви, по которой, согласно преданию, преподобный Макарий ходил из Калязина в Кожино на поклонение своим родителям4. Архимандрит Леонид (Кавелин) включил его родителей в число местночтимых святых5. До середины XVI в. в Кожине стояла деревянная церковь; считалось, что в ней крестили Матвея и там же он венчался. Сохранились венцы, его крестик и икона, на обороте которой написано: «Сей образ Рождество Пречистые поставлене Ивана Васильевича Кожина (внучатый племянник преподобного Макария. — И.П.) лет 7020 (1512)». По преданию, икона принадлежала его родителям6.

В середине XVI в. на месте старой церкви построили новую, тоже деревянную. В 1732 г. над могилами родителей, жены и других родственников святого был возведен каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы с приделом во имя преподобного Макария Калязинского.

Он был старшим из детей Василия и Ирины Кожиных. Датой его рождения называют 1400, или 1401, или 1402 г. (в разных списках жития преподобного Макария указано, что он умер на 81-м7 или 83-м8 году жизни), 17 марта 1483 г. (эта дата никем не оспаривается). В литературе чаще упоминают о 83 годах жизни святого9, но М.Д. Каган, например, принимает и другой вариант: 1402–1483 гг.10 Особого внимания, несомненно, заслуживает указание тверского краеведа о рождении будущего святого в ноябре 1400 г.11

Родителей преподобного Макария — Василия и Ирину Кожиных — С.Б.Веселовский относил к местным землевладельцам средней руки12. Источники позволяют иначе оценить их имущественное и социальное положение.

Прошлое Кожиных легендарно. По преданию13, бытовавшему в роду, дед святого Макария некий Фаренс Бах (Вахты Фрянц, Юрий Вахты Франц) приехал послом от литовского великого князя Витовта (по другой версии — из Швеции) к Василию I, был задержан в Москве в связи с занятием «лифляндскими рыцарями», союзниками Литвы, русских крепостей, а затем, удачно выполнив поручение московского великого князя, который послал его в Швецию (отсюда, видимо, вариант приезда предка из Швеции) для набора конного полка против Едигея, вернулся в 1407 г. в Москву, где крестился и получил имя Ананий. Сын его Василий, «славный воин в службе великого князя Василия Васильевича»14, участвовал в военных действиях против Димитрия Шемяки. В 1450 г., преследуя мятежного князя, он убил княжеского коня, в подтверждение чего привез лук и кусок кожи этого коня (отсюда фамилия потомков Василия — Кожины). Он был пожалован Василием II грамотой15, в которой кратко изложен этот эпизод феодальной войны. Среди пожалованных земель названы родина преподобного Макария — сельцо «Гритьково», деревня Семендяево, пустоши Карабузино и Спас на Холме. Село Семендяево вошло позднее в состав монастырской вотчины. Обстоятельства и источник его поступления в вотчину неизвестны, но уже в 1504 г. оно принадлежало монастырю16. Пустошь Карабузино вряд ли могла быть пожалована отцу святого Макария. В Кашинском уезде было несколько владений с подобным названием, и принадлежали они представителям измельчавшего боярского рода Карабузиным17.

В подлинности предания усомнился еще И.С. Беллюстин, отметивший, что эпизод с Шемякой известен только по грамоте Василию Коже, а два «немца», носившие имя Фаренс Бах, жили в России во второй половине XVI в. Он же указал, что некий Феодор Кожа был в роду Григория Пушки18. В подтверждение своего предположения о родстве Кожиных с Феодором Кожей И.С. Беллюстин отметил: «Сколько можем припомнить, Кожины состоят в родстве с Пушкиными и Бутурлиными»19. Со своей стороны, обращаем внимание на хронологическое несоответствие между временем рождения Матвея Кожина и действиями его предков. А.А.Зимин доказал подложность грамоты Василию Коже: в день ее выдачи Василия II не было в Москве, где, как указано в тексте, был оформлен акт20.

Намек на иноземное происхождение рода Кожиных содержится в материалах, впервые привлеченных составителями изданных житий. Они процитировали запись из «псалтыри следованной» о том, что «преподобный Макарий бе от западных стран»21. Этот факт зафиксирован в «Прологе» 1643 г.22 Оригинальность сведений из этого небольшого по объему жития позволила М.Д.Каган и Е.В.Крушельницкой вслед за В.О.Ключевским выделить его как особое житие преподобного Макария Калязинского. В.О.Ключевский отметил, что проложные жития передают «немногие наиболее крупные биографические черты в простом рассказе». По ним составлялись позднее основные, «правильные» жития23. В данном случае различия между этими двумя редакциями столь существенны, что, возможно, составитель основного жития вообще не обращался к материалам Пролога.

Истинное происхождение рода Кожиных установить не удается, но их принадлежность к тверской знати несомненна. У Василия и Ирины Кожиных было четверо детей: Матвей, Александр, Григорий, Ксения. Александр стал единственным, кто продолжил род Кожиных. Григорий (в иночестве Геннадий) был архимандритом Отроча монастыря, а в 1461–1477 гг. тверским епископом24. Ксения вышла замуж за Ивана Ивановича Гавренева, угличского боярина и «стольника» великого московского князя. Племянник преподобного Макария Василий Александров сын Кожин был сыном боярским тверского великого князя Михаила Борисовича25. Досифей Топорков в составленном им, по мнению В.О.Ключевского, не ранее 1547 г.26 Волоколамском патерике называет тверского боярина Захария Бороздина родственником святого Макария. Досифей, ссылаясь на своего дядю Иосифа Волоцкого, лично знавшего преподобного Макария, называет его «сродником» «большим боляром тверьским». М.Д.Каган также со ссылкой (к сожалению, без указания источника) на Иосифа Волоцкого отмечает, что святой Макарий происходил из рода кашинских бояр Кожиных. В его житии, составленном Н. Фелицыным, отец преподобного назван боярином28. Сыном боярина Кожина считал святого Макария И. Хрущов29.

Родители готовили Матвея к «воинскому званию». Исполнив волю отца, но против собственного желания Матвей женился. Его жена Елена Яхонтова была внучкой тверского боярина и племянницей боярина и дворецкого тверского великого князя Михаила Александровича. После ухода из жизни через год родителей, а потом и жены, с которой Матвей договорился в случае смерти одного из них не вступать во второй брак, а уйти в монастырь, он, прожив в браке всего три года, около 1420 г. раздал свое имущество бедным30 (судьба его состояния, как будет показано дальше, оказалась сложнее) и постригся в Николаевском Клобуковом монастыре31. По данным краеведов, он пробыл в монастыре «несколько более 10 лет»32 и проявил себя человеком активным. По преданию, он построил для монастыря мельницу на реке Кашинке и вырыл колодец33.

Спустя некоторое время, уже став священником, он, как говорится в житии, желая угодить Господу, покинул монастырь с семью монахами34. Иначе описывает его уход предание, опубликованное кашинским дворянином С.В. Кисловским. Монастырь вел тяжбу с купцами Ждановыми из-за мельницы, частью которой по наследству распоряжался преподобный Макарий. Свои права он передал монастырю. Ждановы, стремившиеся заполучить всю мельницу, добились его ухода из монастыря35.

Историческая основа предания подтверждается материалами из архива Николаевского Клобуковского монастыря. Дмитровский удельный князь Юрий Иоаннович в 1511 г. передал этому монастырю половину мельницы своего «ближнего человека» Шестака Шеншина. Другой ее половиной монастырь уже владел, и построена она была, как записано в жалованной грамоте государя Иоанна IV 1573 г., подтверждавшей монастырские права на мельницу, преподобным Макарием «вместе пополам» с Шестаком Шеншиным36.

По-видимому, выходу из монастыря сразу восьми монахов предшествовал какой-то конфликт, возможно, связанный с разногласиями по вопросам собственности монастыря. Очевидно, монастырская администрация пошла на какие-то уступки в отношениях с совладельцами мельницы, что вызвало недовольство святого Макария. Мнения братии разошлись, и он со своими единомышленниками покинул монастырь. Между прочим, местные жители считали, что речка Вонжа, протекавшая около Клобукова монастыря, получила такое название в связи с обстоятельствами удаления вон из монастыря преподобного Макария37.

Трудно сказать, было ли у него изначально намерение основать новую обитель или к этому его побудил вынужденный уход из монастыря. Полной ясности о дальнейших действиях преподобного Макария нет. Составители изданных житий приводят текст из «псалтыри следованной», где говорится, что он «...изыди же в пустыню близ града Дмитрова и ту вселися и храм созда во славу Святыя Троицы и оттуда иде на Волгу и вселися близ града Кашина, на 15 поприщь и тамо монастырь созда и братию совокупи...»38. Известие о пребывании преподобного Макария в Дмитрове встречается в Прологе39. М.Н. Тихомиров отметил, что подворье Калязина монастыря в Дмитрове находилось, согласно легенде, на месте землянки святого. Он также писал, что «сохранилась устная легенда о дмитровских жителях Фуфаевых (в XVII в. Фуфаевы уже известны в Дмитрове), будто их проклял Макарий за насмешки над ним, и с тех пор все Фуфаевы обладают недостатком речи»40. Эта легенда перекликается с преданием, известным С. В. Кисловскому, о кашинских купцах Ждановых, которым преподобный Макарий предсказывал вымирание их рода41. Возможно, оба предания имеют общую основу. Святому Макарию приписывали создание Дмитровского монастыря в Кашине42. Созвучие в названиях Дмитрова монастыря и города Дмитрова наводит на мысль, что речь идет об одном и том же событии.

Деятельный и непримиримый, когда дело касалось его убеждений, преподобный Макарий в сопровождении семи единомышленников не слишком стремился к уединению. Но ему не удалось обосноваться в Кашине или Дмитрове. В итоге он остановился на том месте, где появился Калязин монастырь. Выбор не был случаен: он создал монастырь «во своих местех» и «отчину свою, вси села, приложил тому монастырю»43.

Начало новой обители в устье реки Жабни было положено возведением монахами за 40 дней храма во имя Святой Троицы44. И.С.Беллюстин полагал, что это место было заселено издавна. Поселение возобновилось после его разорения в 1237 г. татарами. Еще до прихода сюда святого Макария на правом берегу Волги существовал монастырь «Николы на Жабни». Спасшиеся от татар построили вблизи него слободку Пирогово за Жабней. Напротив, в лесу, и обосновался преподобный Макарий45. Позднее тверской великий князь Борис Александрович отдал Калязину монастырю «монастырь святого Николы на Жабне и зъ землями и что к нему изстарины потягло»46. В.А.Кучкин считает, что в устье Жабни располагался еще до основания Калязинского монастыря укрепленный городок «Святославле поле»47, ставший предшественником города Калязина.

Время основания Калязина монастыря различные исследователи определяют по-разному: не позднее 30-х гг. XV в., не позднее 1434 г., первая половина XV в., 1444 г., около 1450 г., 1459 г. Дата 1444 г. принимается большинством авторов. За ней, видимо, стоит устная традиция о поставлении преподобного Макария в 1444 г. игуменом48. И.А. Виноградов, материалы которого содержат подробности о преподобном Макарии Калязинском, опирающиеся на местные предания, относит основание монастыря ко времени не позднее 1434 г.49 Эти данные находят следующее подтверждение.

В середине XIX в. неизвестный автор описания Калязина монастыря заметил, что святой Ефрем Перекомский уже в 1437 г., согласно его житию, покинул Калязин монастырь, проведя в нем три года50. По данным Л.И.Денисова, он был пострижен около 1420 г. вместе с Матвеем в Клобукове монастыре51. Он, кстати, мог быть в числе тех монахов, которые вместе с преподобным Макарием основали новый монастырь. Отметим, что, по другим сведениям, Ефрем постригся после ухода из Калязина монастыря в Вишерском монастыре, основателем которого был святой Савва Вишерский, в миру Сергей, один из сыновей Ивана Борозды, брата или дяди Захарии Бороздина, родственника преподобного Макария52. Примечательно, что среди родственников святого Макария несколько человек стали выдающимися церковными деятелями (Геннадий, Паисий Угличский, Савва Вишерский).

О существовании Калязина монастыря в 30-е гг. XV в. говорит тот факт, что послух, выступавший в 1504 г. на суде по поводу спорных калязинских владений, уверял, что помнит монастырские починки Крутец и Красное Селище еще пустошами, принадлежавшими монастырю как раз 70 лет назад53.

Хронологически несообразны следующие свидетельства. Согласно сведениям И.А. Виноградова, преподобный Макарий был посвящен Тверским епископом Моисеем в иеромонахи54, а по данным митрополита Макария (Булгакова)55, поставлен владыкой Моисеем в игумены. Но преподобный Макарий упоминается как игумен в докладной данной грамоте из калязинского архива56, в которой Моисей назван архимандритом Отроча монастыря. Известно, что Моисей оставался архимандритом до 1457 г., только тогда он стал епископом57.

К сожалению, не удается уточнить время основания монастыря по противоречивым сведениям о племяннике преподобного Макария святом Паисии Угличском (в миру — Павел Гавренев, сын Ксении Кожиной). Согласно его житию, он принял пострижение десятилетним мальчиком58 в Калязине монастыре, и постригал его сам преподобный Макарий. Святой Паисий родился в 1397 г., а умер в 1504 г. в возрасте 106 лет59, следовательно, если его биографические данные верны, он никак не мог быть в десятилетнем возрасте постриженником преподобного Макария.

Святой Паисий, живший какое-то время в Калязине монастыре, в 1466 г. по просьбе угличского князя Андрея Васильевича переселился в Углич, где служил его отец, и стал основателем Богоявленского и Покровского Паисиева монастырей. В 1483 г., незадолго до своей смерти, преподобный Макарий побывал на освящении построенной стараниями его племянника60 церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

Волоколамский патерик («Сказание о русских пустыножителях») Досифея Топоркова — один из немногих источников, сохранивших известия о ранней истории Калязина монастыря и его основателе. В нем рассказывается, что до игуменства преподобного Макария, сначала отказавшегося «начальствовать братиам» и желая «в смирении жити», в монастыре были другие игумены. Поскольку первый жил не по «преданному закону», преподобный Макарий, бывший ктитором, «много наказав его» и «сказав» о нем епископу, «инаго избрав себе». Но и второй игумен начал «тем же обычаем жити», и он и его «отстави от игуменства». «И приспеша святому возрастом до средовечна (ранее уже высказывалось предположение о том, что, может быть, эти события относятся к 1444 г. — И.П.), епископ же начен самого его нудити прияти херитонию и начальствовати в своем монастыре братии. Тако же и сродници его, — Захария Бороздин прозванием и инии вси его сродници, — едва увещаша его прияти священьство»61.

Как видно из рассказа, преподобному Макарию не сразу удалось навести в монастыре должный порядок. Если семь старцев, с которыми он пришел на Волгу, были совершенны своими «добродетельми и постническым и иноческым житием», то последующее увеличение числа братии едва не погубило дело. Первый игумен, «приложив себе некоих от братии, и начаша некоя разоряти сущая обычая в монастыре, и в брашне и питии и прочая вся», нарушая установленный святым Макарием порядок «не держати хмельнаго пития, ни ясти, не пити по келиям». После смещения второго игумена, оказавшегося не лучше первого, преподобный Макарий вынужден был принять бразды правления. Он сумел добиться того, что преподобный Иосиф Волоцкий, посетивший монастырь, восхитился благочинием, царившим в обители, в которой «вся творяху по свидетельству отеческых и общежительных преданий»62.

Надо отметить, что Калязин монастырь был словно обречен на решение проблем, связанных с недостойным поведением начальства и братии. По-видимому, появление в XVII в. «Калязинской челобитной», высмеивавшей пьянство в монастыре, отразило конкретную ситуацию, сложившуюся в то время в нем63. Возможно, предания о событиях XV в. также сыграли роль в появлении замысла этого произведения.

Сам преподобный Макарий являл пример необычайной скромности. Он не только сначала отказался официально возглавить монастырь, но жил в нем «яко един от последних инок, пребываше во всяких службах тружаяся и одеяние всех хужьше ношаше, смирен и кроток зело; и егда кого нарешаше, по имени всякому глаголяше «старчушко доброй»64. Известия Волоколамского патерика соотносятся с материалами жития, в котором отмечается, что, уже став игуменом, одет преподобный Макарий был столь бедно, что «не мнети того игумена, но единаго некоего от убогих», а многие «смеющесь ругатись ему, он же о том не поскорбе»65. В «Записке о Макарии Калязинском», составленной в начале XVI в., читаем: «Наипаче же вдасть себе болшему подвигу, посту и бдению, и любви нелицемерной, и смирению, и худость ризней, и изнуряти плоть свою злострастием, и въ время глада нищих без пристани кормяше»66. Вассиан Патрикеев, общавшийся в 20-е гг. XVI в. с Досифеем Топорковым67 и выступавший против канонизации святого Макария, говорил в 1531 г. митрополиту Даниилу: «Яз его знал, простой был человек». Даниил упрекал Вассиана в еще более резких выпадах против новоявленного святого: «Да ты же, де, Васьян, говорил про чюдотворъцов: Господи, что ся за чюдотворцы? Сказывают, в Колязине Макар чудеса творит, а мужик был сельскои»68.

Такой образ жизни, вероятно, быстро снискал преподобному Макарию славу человека беспримерной преданности Богу. В Прологе читаем: «И начаша мнози приходити къ святому отъ князь, и боляръ, и вельможъ»69. Известны имена двух учеников его, Маркела и Сергия, которые пришли к нему «от знаемых ему благородни суще»70.

Афанасий Никитин в своих путевых записках так описал начало своего пути в 1468 г.: «Поидохъ отъ святаго Спаса златоверхаго съ его милостью, отъ государя своего от великого князя Михаила Борисовичя Тверскаго и от владыкы Генадия Тверьскаго (брата Макария. — И.П.), и от Бориса Захарьича (Бороздина71, очевидно, сына Захарии Бороздина, боярина и родственника преподобного Макария и преосвященного Геннадия. — И.П.), поидохъ вниз Волгою, и приидохъ въ манастырь Колязинъ къ Святей Живоначальной Троици и святымъ мученикомъ Борису и Глебу; и у игумена ся благословивъ у Макария и святыа братьи; и с Колязина поидох на Углечь»72.

Но вряд ли успешное развитие монастыря объясняется тем, что он, по мнению С.Б. Веселовского, «с первых лет своего существования стал для местных землевладельцев, преимущественно мелких, своим делом»73. Не совсем соответствует истине и мнение И.У. Будовница, полагавшего, что «сперва Макарий обзавелся большим хозяйством, поглощая земельные владения своих соседей, а уж потом перевел свою вотчину на положение монастыря»74. К середине 40-х гг. XV в., как было показано, уже с десяток лет функционировал собственно монастырь.

На первых порах калязинская вотчина формировалась не столько за счет благотворительности соседей, сколько благодаря тому, что преподобный Макарий выступил в роли ктитора, передав, как было упомянуто, своему детищу собственные земли. Он и в дальнейшем проводил активную земельную политику. В архиве монастыря сохранились сведения о 14 сделках, совершенных от его имени, в которых, возможно, были задействованы его земли. В некоторых случаях в актах сказано об этом четко («променил... землю свою»), в других отмечено, что сделки совершались от имени игумена75. Впрочем, следует иметь в виду, что отсутствие упоминаний о монастыре и братии в актах первых десяти лет игуменства преподобного Макария может объясняться не принадлежностью владений ему, а тем, что как основатель и ктитор монастыря он считал возможным заключать сделки от своего имени. Постепенно его земли слились с остальными монастырскими владениями. Двойственное положение земель игумена в вотчине просматривается в меновной 1458/59 г. с его слугой Кузьмой Игнатьевым. Совершая сделку, преподобный Макарий хотя и указал в акте, что отдал Кузьме свои деревню и починок, но обязал его вернуть в будущем эти земли не ему (Макарию), а монастырю76.

В калязинских актах сохранились сведения о контактах преподобного Макария по поводу монастырских земель с тверским великим князем Михаилом Борисовичем. Братия, повествует житие, «умножалась все более, так что для нея он (преподобный Макарий. — И.П.) принужден был купить у тверского князя село Сергеевское»77. Возможно, купля была сделана по просьбе святого Макария. В более позднем акте прямо указано, что он «бил челом» Михаилу Борисовичу о землях, смежных с монастырским селом Спасским78. Принимая во внимание эти факты и родственные связи преподобного, можно с уверенностью говорить о его знакомстве с великим тверским князем.

Интересно, что в одной из жалованных купчих грамот на села тверского великого князя Бориса Александровича упоминаются жена великого князя Анастасия и князь Михайло79, причем сказано, что они «печаловались» по поводу сделок. Можно предполагать, что князь Михайло – это или сын Бориса Александровича, или князь Михаил Димитриевич Холмский. Возраст сына Бориса Александровича, родившегося в 1453 г., казалось бы, делает маловероятным его участие в оформлении сделки, совершенной до 1457 г.80 Не помогает прояснить ситуацию и запись в конце жалованной купчей Бориса Александровича (ок. 1455–1460 гг.), хранившейся в монастырском архиве, брату преподобного Макария Александру на село Настасовское: «...а печаловалася мне великая княгиня Настасья, да мои сын князь Михайло», где имя записано в той же форме, но указано, что это сын Бориса Александровича81. Эта купчая еще одно свидетельство того, что Кожины принадлежали к высшим слоям тверского общества. Покупка Александром села с названием, перекликающимся с именем великой княгини, за солидную сумму (50 рублей) говорит о его значительной материальной обеспеченности.

Настойчивость в земельной политике преподобного Макария свидетельствует о том, что он, вне всякого сомнения, принадлежал к старшему поколению церковных деятелей, разделявших взгляды преподобного Иосифа Волоцкого. В этой связи можно напомнить легенду о соседе основанного преподобным Макарием монастыря Иване82 Каляге (Коляге). Согласно житию, опубликованному Н.Фелицыным, он был боярином83, хотя это кажется маловероятным. Наблюдая за деятельностью святого Макария, он начал опасаться за судьбу своих владений: «...мних, сеи обладает местом сим и мене изженет, и землю мою к пустыне своей присовокупит». Иван Каляга, вынашивавший план убийства преподобного Макария, был наказан Богом. Он заболел и едва смог дойти до игумена, чтобы покаяться в злом умысле. Прощенный, Каляга принял пострижение и передал свои владения монастырю84.

Привлекает внимание имя Иван Каляга, от которого якобы получил название монастырь. По данным Волоколамского патерика, не упоминающего легенды о Каляге, преподобный Макарий «смирения ради не повелел его (монастырь. — И.П.) нарицати своим именем, но нарече его Калязин»85. В.С.Борзаковский со скепсисом относился к версии о происхождении названия монастыря от имени Каляга86. И.С.Беллюстин назвал историю с Калягой сказкой87. Современные исследователи пересказывают легенду, не обсуждая вопрос о ее достоверности88. От себя заметим, что, во-первых, легенда включена в «Записку о Макарии Калязинском» (наиболее ранний из вариантов жития), во-вторых, в роду Ивана Борозды, родоначальника Бороздиных, родственником которых был преподобный Макарий, известен Иван Колядинской89. Обращает на себя внимание встречающаяся замена буквы «а» на «о» в имени Каляга и названии монастыря, причем написание через «о» представляется более ранним90. Думается, что ввиду всего сказанного о земельной политике святого Макария, даже в случае вымышленности этой истории, само появление ее весьма показательно.

Преподобный Макарий внимательно относился к формированию калязинской вотчины. Интересный материал об этом содержится в калязинских актах. Вначале далеко не все соседи спешили отдавать земли монастырю. Среди земельных сделок, совершенных при жизни преподобного Макария, большое место занимали мены. 32 земельных акта того периода включают 13 данных (среди них 7 жалованных и 1 духовная), 11 меновных, 7 купчих и одну меновную данную грамоту91. До середины 50-х гг. XV в. была совершена лишь одна вкладная операция92. Очевидно, что преподобному Макарию приходилось прилагать усилия для получения новых владений, подчас компенсируя владельцам их утрату.

Совершению земельных сделок предшествовало их обсуждение. Так, в меновной 1472/73 г. записано: « Се язъ, игумен Макареи Колязина монастыря, да язъ, келаръ Колязина моностыря старец Митрофан, да язъ, козъначии Колязина ж моностыря старець Иевъ, да язъ, старець Восиянъ, и вся братия Колязина ж моностыря, поговоря есми промеж собя и доложа великого князя Михаила Борисовича тверского, менялися...» с Иваном Иевлевым, сыном Чаплиным93.

В 1504 г. на суде удельного дмитровского князя Юрия Иоанновича по поводу монастырских починков местные землевладельцы Захария и Данила Ботвиньевы говорили: «Еще, господине, игумен Макареи те земли, господине, менял отцем нашим, и отци наши, господине, и нас с собою водили по тем местам, да опять, господине, мена ся отцем с ыгуменом с Макарием не стала за тем, что, господине, те земли к лесу пришли»94. Как видим, преподобный Макарий лично осматривал интересующие его земли и при приобретении учитывал их «вписываемость» в калязинские владения. Вероятно, по его просьбе были оформлены жалованные купчие тверского великого князя Бориса Александровича на уже упоминавшиеся села Спасское и Сергеевское Малявина. Неугомонный игумен «бил челом» великому тверскому князю Михаилу Борисовичу о землях, как отмечено в акте, смежных с калязинским селом Спасским95.

Можно предположить, что преподобный Макарий стремился не просто расширить монастырскую вотчину, но включить в нее наиболее подходящие земли (например, заселенные, освоенные или смежные). Среди крупных монастырей-вотчинников Калязин монастырь выделялся удивительной компактностью своей вотчины.

В 1547 г. старец Макарий Калязинский был включен в пантеон общерусских святых96. Этому предшествовало причисление его к местночтимым святым между 1521–1524 гг.97 после обретения его мощей 14 или 26 мая98 1521 г. Житие преподобного Макария упоминают многие исследователи, и по литературе можно получить представление об истории его создания. Выделяют «Записку о Макарии Калязинском», проложное житие и две редакции основного жития. Но практически без внимания остался рассказ об обретении мощей преподобного Макария.

Рассказ об этом событии сохранился в двух редакциях. В первой редакции99 — кашинец «торговый человек» Михаил Воронков100, служивший дмитровскому удельному князю Юрию Иоанновичу, решил построить в Калязине монастыре вместо старой деревянной соборной церкви во имя Святой Троицы каменный храм. Он посвятил в свои планы князя, который одобрил начинание и захотел «приложить» свои средства к строительству. Купец попросил разрешения построить церковь только на свои средства. Князь согласился. Во время строительных работ был обнаружен гроб с нетленными и, как вскоре выяснилось, чудотворными мощами игумена Макария.

В другом варианте рассказа купец, узнав, что его зовет к себе разгневанный на него князь, дал обет в случае благополучного исхода встречи построить в Калязине монастыре новую церковь. Князь сменил гнев на милость, и купец рассказал ему о своем обещании101. Далее события развивались аналогично изложенным ранее.

Присутствие дмитровского удельного князя в истории обретения мощей преподобного Макария вполне объяснимо. Юрий долгое время ввиду бездетности старшего брата, московского великого князя Василия III, являлся его наследником. Отношения между братьями не были безоблачными. Юрий постоянно стремился укрепить свое положение. Канонизация святого Макария стала, по-видимому, одним из шагов, предпринятых князем в этом направлении. Заинтересованность Юрия очевидно просматривается в дальнейшем ходе событий. Сохранились, например, сведения, что князь живо интересовался личностью преподобного Макария. В «Записке о Макарии Калязинском» читаем: «В лета 7032 (1524), марта 17 день, въспрашивал князь Юрий Иоаннович стретенскыа старицы Ефросинии, Васильевскыа жены Кожина (очевидно, жена племянника преподобного Макария, Василия Александровича Кожина. — И.П.) о житии преподобнаго Макариа чюдотворца, от каковых родителей родися, и каково было житие его. И старица Ефросиниа сказывает, помнит Макариеву маму, котораа его кормила, а звали еа Еуфимиею, а жила 106 лет»102.

Обнаруженные мощи были перенесены «во гробницу, иде же устроена бысть близе». Игумен Иосаф сразу же известил о случившемся князя Юрия, который «порадовашеся неизглаголанною радостию» и передал в монастырь «милостыню доволно». Игумен, «не рачаше в закоснение положити, но скорее второе посылает к самодерьжцю князю Георгию. Посланы ж вдаша ему харатию написанну сице о чюдесех святого Макария»103. С ней князь Юрий отправился в Москву к Василию III. Великий князь и митрополит Даниил потребовали в доказательство чудодейственности мощей предъявить исцеленных, что и было сделано. Не удовлетворившись этим, Василий III и преосвященный Даниил направили в монастырь архимандрита Чудова монастыря Иону «видети новоявленного чудотворца»104.

Во второй редакции рассказа об обретении мощей говорится, что сразу по возвращении из Москвы князь Юрий, «достигшу во обитель... и допросившу, где положены быша мощи... и, пренебреже власть, презре величество, не пощадя драгия одежд юже ношаше, поверже себе на земли»105. Князь был в монастыре, когда туда прибыл отец Иона, которого проводили к гробнице. Архимандрит, скептически относившийся к новому чудотворцу, не доверяя глазам, пожелал потрогать мощи, но «наиде на него страх и ужас немал и вопияше удивлением: «Воистинну ж, отче, преподобне Макарие». Погостив у князя Юрия, который наверняка приложил усилия для того, чтобы развеять все сомнения московского посланца, архимандрит Иона отбыл в Москву, где подтвердил чудодейственность мощей святого Макария106.

Даже через полулегендарный рассказ, носящий следы традиционной церковной обработки, легко заметить, что признание старца Макария Калязинского святым и причисление к первым русским чудотворцам107 прошли не без затруднений и потребовали усилий со стороны дмитровского князя. Доклад о найденных мощах великому князю и митрополиту был сделан не сразу. Игумен дважды обращался к князю Юрию, прежде чем тот выехал в Москву. Видимо, это возымело смысл только после вступления на митрополичью кафедру 22 февраля 1522 г. преосвященного Даниила108, на поддержку которого мог рассчитывать князь Юрий. На этот факт указывал А.А.Зимин, отметивший, что Даниил до поставления митрополитом был игуменом Иосифо-Волоколамского монастыря, одним из покровителей которого являлся князь Юрий109. Особая ревностность митрополита в деле канонизации преподобного Макария послужила поводом для упреков выступавшего против святости калязинского игумена Вассиана Патрикеева, иронически заметившего владыке Даниилу: «...А будет ся чюдотворец, ино как вам любо»110. Обращает на себя внимание следующий факт: одним из чудес, приписывавшихся святому Макарию, было «чудо о бесноватом Василии Рясине». Вероятно, в нем упомянут конкретный человек из местных жителей. В XVIII в. был известен кашинский уездный судья Степан Ресин111.

Преподобный Макарий Калязинский «вошел в круг церковных деятелей, почитаемых иосифлянами»112. Интерес к нему проявил как сам преподобный Иосиф Волоцкий, так и его родственник Досифей Топорков. Е.В.Крушельницкая подметила, что один из известных списков «Записки о Макарии Калязинском» оказался в окружении памятников, связанных с Иосифо-Волоколамским монастырем113. Пик интереса к личности Калязинского чудотворца пришелся на время его канонизации. По мнению М.Д.Каган, первая редакция основного жития преподобного Макария беднее по содержанию, чем вторая, но отличающаяся стилистической цельностью, была составлена после обретения мощей, между 1521–1524 гг.114 Вторая, более пространная, появилась около 1547 г. Эта дата не вызывает сомнений и называется рядом исследователей115, так как в тексте жития прямо сказано, что оно составлено на 64-м году после смерти преподобного Макария, умершего 17 марта 1483 г. Часть сохранившихся списков жития относится к XVI в.116 Автор жития неизвестен117. Источниками для создания жития могли служить устные предания, например упомянутые ранее материалы «Записки о Макарии Калязинском», собранные Юрием Дмитровским, воспоминания постриженников и учеников преподобного Макария — Маркела и Сергия118. И.С. Некрасов на основании упоминания об использовании неких «тетрадок»119 составителем жития, оформленного около 1547 г., считал, что в его основу легли письменные предания XV в. Он считал эти записи первичной редакцией жития. И.С. Некрасов предположил также, что «Записка о Макарии Калязинском» представляет собой, возможно, «первоначальный вид» жития120. Е.В. Крушельницкая высказала предположение, что «Записка» некоторое время, до канонизации святого Макария и составления его пространного жития, выполняла функции жития преподобного121.

А.К. Жизневский обратил внимание на икону Спасителя, хранившуюся в Новоторжском Борисоглебском монастыре. По ее краям были изображены преподобные Ефрем Новоторжский, Нил Столобенский и Макарий Калязинский. На обороте иконы была сделана надпись: «Сему образу молитца царь Иоанн Васильевич». В описях монастыря икона значилась как дар царя Иоанна IV. А.К. Жизневский предполагал, что икона была преподнесена монастырю во время походов Иоанна Грозного на «ливонцев». Среди святых, изображенных на иконе, двое — Макарий Калязинский и Ефрем Новоторжский — были почитаемы как общерусские святые с 1547 г., и в связи с этим икона, возможно, была заказана государем Иоанном IV для личного пользования122.

Цари не обходили Калязин монастырь вниманием. Иоанн IV посетил его в 1544 и 1553 гг. В 1599 г. в нем побывал с семьей Борис Годунов123. Расцвет Калязина монастыря приходится на XVII в., когда он занял благодаря своим обширным земельным владениям 11-12-е место в ряду русских монастырей124. Во время эпидемии «моровой язвы» в 1654 г. он стал резиденцией царской семьи и патриарха. В 1655 г. царица Мария Ильинична исходатайствовала для монастыря архимандритию125. При учреждении монастырских штатов в 1764 г. Калязин монастырь в числе 22 мужских монастырей был отнесен к разряду первоклассных126.




1 Нам удалось просмотреть несколько таких публикаций: Виктор, инок. Житие преподобного и богоносного отца нашего Макария Калязинского чудотворца. 2-е изд. Тверь, 1864 (житие, составленное иноком Виктором, не раз переиздавалось, например: в Москве в 1870 г., в Твери в 1875 и 1903 гг.); Житие преподобного Макария Калязинского чудотворца. М., 1885; Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария, Калязинского чудотворца. 2-е изд. М., 1896; Житие преподобного отца нашего Макария, Колязинского чудотворца. 3-е изд. М., 1899; Преподобный Макарий, игумен Калязинский. Б.м., б.г.
2 Некоторые авторы, видимо, по ошибке приводят название Грибково. См., например: Словарь исторический о святых, прославленных в Российской Церкви, и о некоторых подвижниках благочестия, местночтимых. СПб., 1836. С. 171.
3 См.: Виктор, инок. Житие преподобного… Макария… М., 1870. С. 4.
4 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция в село Кожино и города Кашин, Калязин и Углич. Тверь, 1901. С. 5.
5 См.: Леонид (Кавелин), архим. Святая Русь, или Сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до XVIII века), обще- и местночтимых. СПб., 1891. С. 124.
6 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 6–8, 10–11.
7 См., например: ОР РГБ, ф. 37 (Собр. Т.Ф. Большакова), №1, л. 43.; ф. 304 (Архив Троице-Сергиевой Лавры), № 675, л. 56 об.; Госуд. публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина. Собр. Погодина. № 1571; Записка о Макарии Калязинском // Крушельницкая Е.В. Записка о Макарии Калязинском // ТОДРЛ. СПб., 1993. Т. 46. С. 314.
8 См., например: ОР РГБ, ф. 214 (Собр. Оптиной пустыни), № 205, л. 6; ф. 304, № 692, л. 477.
9 См., например: Описание Троицкого Колязина монастыря. Тверь, 1853. С. 14; Лебедев А. Описание Троицкого Колязина мужского первоклассного монастыря Тверской епархии. Ярославль, 1867. С.11; Житие преподобного Макария Калязинского чудотворца. С. 4; Толстой М.В. Книга глаголемая описание о российских святых, где и в каком граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых. М., 1887. С. 190; Крылов П. Троицкий Калязин первоклассный мужской монастырь. Калязин, 1897. С.14; Крушельницкая Е.В. Записка… С. 310.
10 См.: Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. (Вторая половина ХIV–ХVI вв.) Ч. 1. Л., 1988. С. 293.
11 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 7.
12 См.: Веселовский С.Б. Село и деревня в Северо-Восточной Руси ХIV–ХVI вв. М.; Л., 1936. С. 59.
13 См.: Беллюстин И.С. Записка о городе Калязине // Архив исторических и практических сведений, относящихся до России. СПб., 1861. Кн. 2. Отд. III. С. 117; Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. СПб., 1886. Т. 1. С. 380; Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 6.
14 Словарь исторический о святых... С. 171.
15 См.: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI века (АСЭИ). Т. 3. М., 1964. № 178а.
16 См.: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI веков (ДДГ). М.; Л., 1950. № 93.
17 См.: Веселовский С.Б. Село и деревня... М.; Л.; 1936. С. 59.
18 См.: Беллюстин И.С. Записка... С. 16-17; Родословные книги // Временник императорского Московского общества истории и древностей российских. М., 1851. Кн. 10. Материалы. С. 105.
19 Беллюстин И.С. Записка... С. 17.
20 См.: Зимин А.А. К изучению фальсификации актовых материалов в русском государстве ХV–ХVII вв. // Труды Московского госуд. историко-архивного ин-та. М., 1963. Т. 17. С. 410–411.
21 Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария… М., 1896. С. 21; Житие преподобного отца нашего Макария Калязинского чудотворца. С. 24.
22 См.: Пролог. М., 1643. Л. 86 об.
23 См.: Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1988. С. 413; Словарь книжников... С. 296; Крушельницкая Е.В. Записка… С. 308, 310.
24 См.: Первухин Г.П. О тверских иерархах. Тверь, 1901. С. 175; Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 8.
25 См.: АСЭИ. Т. 3. № 160.
26 См.: Ключевский В.О. Древнерусские жития… С. 289.
27 См.: Словарь книжников...С.293.
28 См.: Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник… С. 381; СПб., 1887. Волоколамский патерик. Сергиев Посад. Б.г. С. 1; Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария… С. 4; Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 8.
29 См.: Хрущов И. Исследование о сочинениях Иосифа Санина, преп. игумена Волоцкого. СПб., 1868. С. 3.
30 См.: Виктор, инок. Житие преподобного… Макария… С. 7; Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 57; Житие преподобного отца нашего Макария, Колязинскаго чудотворца. С. 8.
31 См.: Житие преподобного Макария Калязинского чудотворца. С. 5; Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария… С. 4; Архангелов С. Описание Кашинского Николаевского Клобукова монастыря. Тверь, 1899. С. 5.
32 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 57.
33 См.: Архангелов С. Описание… С. 6.
34 См.: ОР РГБ, ф. 310 (Собр. В.М. Ундольского), №335, л. 5–6.
35 См.: Кисловской С.В. Кашинский край. Калязин, 1926. С. 127.
36 См.: Архангелов С. Описание… С. 67, 72.
37 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 57.
38 См.: Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария… С. 24; Житие преподобного Макария Калязинского чудотворца. С. 24.
39 В «проложном» варианте жития только сказано, что святой Макарий «близъ града Дмитрова обрете пустыню велию и прекрасну зело и ту водворися... и по семъ храмъ въ славу Святыя Троицы воздвигъ на месте томъ» (Пролог. Л. 87).
40 Тихомиров М.Н. Город Дмитров. От основания города до XIX в. // Тихомиров М.Н. Российское государство ХV–ХVII веков. М., 1973. С. 204.
41 См.: Кисловской С.В. Кашинский край. С. 127.
42 См.: Ратшин А.С. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. М., 1852. С. 512.
43 Волоколамский патерик. С.13.
44 См.: Крылов П. Троицкий Калязин… монастырь. С. 10.
45 См.: Борзаковский В.С. История Тверского княжества. Тверь, 1994. С. 42; Беллюстин И.С. Записка… С. 4–6.
46 АСЭИ. Т. 3. № 128.
47 См.: Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х–ХIV вв. М., 1984. С. 159–160.
48 См.: Лебедев А. Описание Троицкого Колязина мужеского первоклассного монастыря Тверской епархии. Ярославль, 1867. С. 8; Крылов П. Троицкий Калязин… монастырь. С. 9; Описание Троицкого Колязина монастыря. Тверь, 1853. С. 9; Денисов Л.И. Православные монастыри Российской империи. М., 1908. С. 826; АСЭИ. Т. 3. С. 652; Кисловской С.В. Кашинский край. С. 80; Зверинский В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1892. Т. 2. С. 370; Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. С. 448; Полный православный богословский энциклопедический словарь. СПб., 1913. Вып. 2. С. 1172; Веселовский С.Б. Село и деревня… С. 59; Он же. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси. М.; Л., 1947. Т. I. С. 232.
49 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 59.
50 См.: Описание Троицкого Колязина монастыря. С. 9.
51 См.: Денисов Л.И. Православные монастыри… С. 830.
52 См.: Словарь исторический о святых, прославленных в Российской Церкви и о некоторых подвижниках благочестия, местночтимых. С. 112; Толстой М.В. Книга… № 127; Долгоруков П. Российская родословная книга. СПб., 1857. Т. 4. С. 59–60.
53 См.: АСЭИ. Т. 3. №173. С. 188.
54 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 59.
55 См.: Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Т. 7. СПб., 1874. С. 21–22.
56 См.: АСЭИ. Т. 3. № 122.
57 См.: Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. С. 21–22.
58 По другим данным Паисий постригся в одиннадцатилетнем возрасте (Житие преподобного отца нашего Макария, Колязинскаго чудотворца. М., 1899. С. 20).
59 См.: Толстой М.В. Книга… С.364; Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 72.
60 См.: Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 72-73.
61 Волоколамский патерик. С. 14–15.
62 Иосиф Волоцкий. Отвещание любозазорным и сказание в кратце о святых отцах, бывших в монастырех, иже в Рустей земли сущих (Духовная грамота Иосифа Волоцкого. Слово 10) // Великие Минеи Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием. Сентябрь, дни 1–13. СПб., 1868. Стб. 558–559.
63 О возможной исторической основе сюжета «Калязинской челобитной» // ТОДРЛ. СПб., 1993. Т. 47. С. 269–275.
64 Волоколамский патерик. С.19.
65 ОР РГБ, ф. 304. № 692. Л. 473 об.; Житие преподобного Макария Калязинского чудотворца. С. 13; Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария… С. 13.
66 Крушельницкая Е.В. Записка… С. 314.
67 См.: Словарь книжников... С. 201.
68 Казакова Н.А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960. С. 297.
69 Пролог. Л. 87.
70 ОР РГБ. Соловецкое собр. № 826/936. Л. 515.
71 Существование Бориса Захарьевича в роду Бороздиных подтвержадает его упоминание в жалованной несудимой грамоте великого московского князя Василия III от 20 декабря 1505 г. АСЭИ. Т. 3. № 187.
72 Хождение за три моря Афанасия Никитина. 1466–1472. Л., 1986. С. 9, 135.
73 Веселовский С.Б. Село и деревня... С. 59.
74 Будовниц И.У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в ХIV–ХVI веках (по житиям святых). М., 1966. С. 204.
75 См.: АСЭИ. Т. 3. № 121, 129, 130, 131, 133, 134–138, 141, 143, 149, 153.
76 См.: Там же. № 133.
77 Там же. № 132; Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария… С. 12.
78 См.: АСЭИ. Т. 3. №173. С. 188.
79 См.: Там же. № 127, 132.
80 О датировке см.: Пономарева И.Г. Крупная феодальная вотчина Тверского края XV – начала XVII в. (По материалам Троицкого Макариева монастыря): Дис. … канд. ист. наук. М., 1987. С. 24.
81 См.: АСЭИ. Т. 3. № 178 б.
82 В «Словаре книжников...» (с. 293), очевидно, из-за опечатки упомянут Василий Каляга.
83 См.: Фелицын Н. Житие преподобного отца нашего Макария. С. 8.
84 См.: ОР РГБ, Ф. 304. № 6926, л. 467.
85 Волоколамский патерик. С. 14.
86 См.: Борзаковский С.В. История Тверского княжества. С. 42-43.
87 См.: Беллюстин И.С. Путь узкий и широкий (26 мая 1870 года) . СПб., 1870. С. 14.
88 См.: Словарь книжников...С. 293; Крушельницкая Е.В. Записка… С. 313.
89 См.: Долгоруков П. Российская родословная книга. С. 59.
90 См., например, написание через «о» в актах из монастырского архива: АСЭИ. Т. 3. № 121 (список конца ХVII – начала XVIII в. с подл., так как упомянута печать, 1444–1457 гг.); № 129 (запись об акте с подл., так как упомянута печать, 1444–1457 гг.); №130 (запись с подл., так как упомянута печать, из описи об акте 1444–1457 г.); № 132 (публ. с подл. 1444–1457 гг.); № 155 (подл., 1472–1473 гг.), № 158 (список 1504 г. с подл., так как упомянута печать, акта 1483 г.). Имя Ивана Каляги через «о» написано, например, в «Записке о Макарии Калязинском» (Крушельницкая Е.В. Записка… С. 314).
91 См.: АСЭИ. Т. 3. № 120–141, 143–150, 152, 153.
92 См.: Пономарева И.Г. Крупная феодальная вотчина… С. 44. О датировке ранних калязинских актов см.: Пономарева И.Г. О хронологии ранних калязинских актов // Археографический ежегодник за 1993 год. М., 1995. С. 243–245.
93 См.: АСЭИ. Т. 3. № 155.
94 Там же. № 173. С. 188.
95 См.: Там же.
96 См.: Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею императорской Академии наук (ААЭ). СПб., 1836. Т. 1. С. 203.
97 См.: Словарь книжников...С. 295.
98 См., например, 14 мая: ПСРЛ. СПб., 1859. Т. 8. С. 269; М., 1965. Т. 13. 1-я половина. Патриаршая или Никоновская летопись. С. 37; СПб., 1914. Т. 20. 1-я половина. Львовская летопись. С. 401. Эту дату наряду с 26 мая указывает и И.С. Беллюстин (Путь узкий и широкий. С. 12). 26 мая: РГБ, ф. 310. № 337, л. 7 об.–10 об.
99 Иванов И.А. Кормовая книга Колязина монастыря. Тверь, 1892. С. 21.
100 Купец Михаил Григорьев сын Воронков известен как вкладчик монастыря (ЦГАДА, ф. 1193 (Архив Троицкого Макарьева Калязина монастыря), оп. 1, кн. 1, № 48, 49.
101 См.: ОР РГБ, ф. 212 (Собр. Олонецкой семинарии). № 14. л. 121–121 об.
102 См.: Бычков А.Ф. Описание церковно-славянских и русских рукописных сборников императорской публичной библиотеки. СПб., 1846. Ч. 3. С. 64; Некрасов И. Зарождение национальной литературы в Северной Руси. Одесса. 1870. Ч. I. С. 47; Крушельницкая Е.В. Записка… С. 313.
103 ОР РГБ, ф. 310, № 337, л. 11 об.–12.
104 Там же, л. 12–13.
105 Там же, ф. 212, № 14, л. 124.
106 См.: Там же, ф. 310, № 337, л. 13 об.–14.
107 См.: Зимин А.А. Россия на пороге нового времени (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972. С. 256.
108 См.: Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. М., 1900. Т. 2. 1-я половина. С. 703.
109 См.: Зимин А.А. Россия на пороге нового времени… С. 136, 256–257.
110 Казакова Н.А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960. С.297.
111 См.: АСЭИ. Т. 3. № 178.
112 Словарь книжников... С. 293 .
113 См.: Крушельницкая Е.В. Записка… С. 311.
114 См.: Словарь книжников... С. 295.
115 См.: Строев П.М. Хронологическое указание материалов отечественной истории, правоведения до начала XVIII столетия). СПб., 1834. С. 17; Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. СПб., 1882. Стб. 342; Леонид (Кавелин), архим. Святая Русь… С. 153; Сергий, архим. Полный месяцеслов Востока. Т. 2. Святой Восток. Ч. 1. М., 1997. С. 47 (составление жития отнесено к 1546–1547 гг.); Ключевский В.О. Древнерусские жития… С. 289 (составление отнесено к 1546–1547 гг.); Крушельницкая Е.В. Записка… С. 310.
116 См.: Словарь книжников... С. 294.
117 См.: Там же. С. 296.
118 Крушельницкая Е.В. Записка… С. 314.
119 В.О. Ключевский первым обратил внимание на слова составителя жития преподобного Макария Калязинского, который писал: «...и ваших прежних тетратей никакоже не повредихъ, не почернилъ нигдеже» (Ключевский В.О. Древнерусские жития... С. 290) .
120 См.: Некрасов И.С. Зарождение национальной литературы… С. 42, 46–47.
121 См.: Крушельницкая Е.В. Записка... С. 312.
122 См.: Жизневский А.К. Об иконе Спасителя, хранящейся в Новоторжском Борисоглебском монастыре // Древности. Труды / Московское археологическое общество. М., 1874. Т. 4. Археологические известия и заметки. С. 82–84.
123 Виноградов И.А. Археологическая экспедиция… С. 63.
124 См.: Веселовский С.Б. Очерк образования земельных владений Макарьева Калязина монастыря // Веселовский С.Б. Труды по источниковедению и истории СССР периода феодализма. М., 1978. С. 146–147.
125 См.: Описание Троицкого Колязина монастыря. С. 59–60.
126 См.: Зверинский В. Материал… С. 1–2


Автор:
© Пономарева И.Г., 2001



Copyright 2009 УК “РегионИнвест”

Создано:
По вопросам, связанным с деятельностью сайта
и сотрудничеством, обращайтесь:
E-mail: 343738@mail.ru